Руслан Юденков: "Говорил жене, если не заиграю в Могилёве или Гомеле, то, буду завязывать с футболом" | Новости Гомеля
Руслан Юденков: "Говорил жене, если не заиграю в Могилёве или Гомеле, то, буду завязывать с футболом"
Игорь  Степанцов Игорь Степанцов Автор текста
Анна Пащенко Анна Пащенко Автор фото

Руслан Юденков: "Говорил жене, если не заиграю в Могилёве или Гомеле, то, буду завязывать с футболом"

Руслан Юденков сыграл 150 матчей за футбольный клуб «Гомель». В профессиональной карьере капитана зелёно-белых было несколько сезонов в составе таких клубов, как «Днепр», «Ведрич-97», «Славия-­Мозырь», «Гранит», «Городея». Но, по словам самого игрока, лучшие годы в качестве футболиста Руслан проводил и проводит именно в родном Гомеле. Эксклюзивное интервью «Ведомости Спорт» с капитаном – вашему вниманию.  



– Руслан, матч со «Сморгонью» стал знаковым для вас. Это ваш 150-й матч в футболке «Гомеля». Надо сказать, весьма приличная цифра, учитывая то, что в карьере у вас был ещё ряд других клубов. Давайте попробуем подвести промежуточный итог выступлений за гомельский клуб.

– Я родился в этом городе, по­этому выступление за «Гомель» для меня большая честь. Я с детства за него болел, ходил на матчи в чемпионский сезон и не только. Ездил с мамой в автобусе на победный финал Кубка страны. У меня была мечта сделать для этого клуба что-то полезное. Всеми силами стараюсь это исполнить. Очень хочется перешагнуть отметку в 200 матчей за команду. Но для этого нужно усердно работать.

– Помните свой первый матч в зелёно-белой футболке? 

– Это был 2010 год. Я перешёл в «Гомель» из речицкого «Ведрича». Довольно давно было, я даже не вспомню, с кем играли тогда. По натуре я очень спокойный человек, поэтому какого-то волнения не испытывал. К тому же уже поиграл и в Могилёве, и в Речице. Если говорить о первом сезоне в Гомеле, то к основной 
команде меня тогда подводил Олег Кубарев. Приводил в раздевалку, подтягивал к разборам матчей. 

– Для вас быть капитаном футбольного клуба «Гомель» это… 

– Высокая честь. Защищать цвета одноимённого нашему городу клуба. 



– В свои 34 года вы фактически лучший по игровому времени. Больше минут на поле провёл только Андрей Соловей. Можно ли назвать этот сезон лучшим в вашей карьере?

– Этот сезон лучший в моей карьере только потому, что  в этом году у нас действительно лучший коллектив, лучшая команда в целом. Я охарактеризовал бы это так. Сезон ещё не закончился, но, считаю, что первый круг недостаточно хорош для нас. Мы недобрали очки. Тут сразу припоминаются матчи с Жодино и «Энергетиком».

– Расскажите, как держать себя в такой топовой форме, если тебе за 30?

– Ключевым фактором здесь является семья, в первую очередь – дети. Когда они маленькие, невольно подстраиваешься под их режим. Ложишься спать вместе с ними, встаёшь рано, на завтрак ешь кашу. Не позволяешь себе излишки в питании. Получается, следишь за детьми и одновременно за собой. Отмечу ещё и отличную работу нашего тренерского штаба. В «Гомеле» ведь есть ещё несколько возрастных футболистов. То, что мы в такой хорошей форме, – большая заслуга тренеров. 

– В весеннем интервью Иван Биончик отмечал, что как раз ребята «за 30» работают и выкладываются гораздо больше, чем молодые…

– Так и получается. Эти футболисты сейчас за собой следят больше, чем ребята помладше. Это касается всего: от еды до индивидуальных занятий, физических упражнений.



– Сейчас, как капитан, вы являетесь медиатором не только между тренером и игроками, но и между болельщиками и игроками. Лично меня очень радует, что игроки постоянно на связи с болельщиками и пытаются решать проблемные моменты во взаимоотношениях... 

– Болельщики – это самое главное в футболе. Именно для них мы выходим на поле, для них стараемся, выкладываемся. Мы понимаем, перед кем несём главную ответственность. Поэтому пытаемся налаживать с ними контакт. Общаемся с фанатами, строим диа­лог. Не единожды мы собирались вместе, общались. Хотим, чтобы и дальше так продолжалось. 



– Как оцениваете первый круг чемпионата?

– За это время игроки успели больше “притереться”, мы стали лучше понимать друг друга. Стали именно командой. Если все думают, что мы довольствуемся теми позициями, на которых сейчас находимся, то я их разуверю – это не так. Мы хотим большего. Это желание исходит и от тренеров, и от футболистов. Можно сказать, в команде собрались максималисты.


– Не думаете о том, что соперники во втором круге совсем по-другому будут настраиваться на “Гомель”? Как к одному из лидеров чемпионата?

– Мы не думаем, мы уверены, что к нам будут по-другому относиться. Всё понимаем и не питаем иллюзий. Теперь конечный результат зависит только от нас. Второй круг будет очень важным.

– Сейчас команду покинули Музыченко, Сайчич, Цеслюкевич. Поговаривают о том, что в направлении одного борисовского клуба уйдёт Соловей. Чего в этой связи ожидаете от оставшейся части сезона?

– Андрей ко всем слухам относится спокойно. Когда из единого целого что-то выпадает, иногда получается больно. Сайчич, безусловно, потеря. Но, думаю, у нас есть люди, способные его заменить. Возможный уход Соловья будет потерей серьёзнее. Но пока он в составе, готовится к играм. 

– Как получилось, что вы, воспитанник гомельского футбола, начали карьеру в могилёвском «Днепре»?

– На турнире «Хрустальный мяч», который проходил как раз в Могилёве, мною заинтересовались представители местной команды. В то время мы заканчивали обучение в СДЮШОР, и все примерно понимали, кто попадает в дубль ФК «Гомель», кто – нет. По мне позиция клуба была неоднозначной. Какого-то конкретного ответа я не дождался. Представители могилёвской команды проявили больший интерес ко мне, после последнего матча на турнире зашли в раздевалку, сразу предложили контракт. Тяжело было решиться? Пожалуй, нет. Тогда футбол был всей моей жизнью, мне хотелось играть. Ни капельки не жалею об этом решении. Останься я в Гомеле, без конкретных предложений, не знаю, чем бы сейчас занимался. 

– В Могилёве случился не только старт вашей профессиональной карьеры. Там произошло ещё одно знаковое событие. Как я понял, непосредственно перед отъездом из города вы встретили свою любовь?

– Да. Это было уже после моего перехода в речицкий «Ведрич». Мы играли товарищеский матч с «Днепром».  После игры я остался в Могилёве попрощаться с друзьями, которые там оставались. Мы прогулялись по городу, вечером пошли на дискотеку. У моего друга была девушка, а с ней – её подруга. Мы пообщались, приглянулись друг другу, а когда нужно было уходить, очень стеснялся взять номер её телефона. В итоге решился. Это полностью изменило мою жизнь. Хоть что-то хорошее забрал из Могилёва. В команде всего девять игр в высшей лиге сыграл (улыбается).



– Получается, вы с женой уже 13 лет вместе? У вас двое детей. Семья – главная ваша поддержка в жизни?

– Безусловно. У нас с женой очень крепкая связь. Мне тяжело принимать какие-либо решения без неё. Мы вместе, можно сказать, одно целое. Когда родилась дочь Милана, я даже татуировку набил с портретом жены. В тот день я ничего ей не сказал, просто вышел «погулять». Пришёл уже с татуировкой. Мне кажется, этот поступок показывает моё отношение к ней, мои чувства. С того времени ни на секунду не пожалел о том, что сделал. 



– За эти 13 лет вы сменили несколько клубов. Тяжело было в разъездах из города в город?

– Я по характеру очень спокойный, без проблем вливался в любой коллектив. Понятно, что мне по душе нынешняя ситуация, когда я играю в одном клубе и, что немаловажно, в том клубе, который люблю. За возможность вновь в нём заиграть огромное спасибо Владимиру Журавелю, который поверил в меня в 2016 году. В то время мотание по первой лиге мне изрядно надоедало. Говорил тогда жене, если не заиграю в Могилёве или Гомеле, то, скорее всего, буду завязывать с футболом. Я поговорил с Владимиром Ивановичем, объяснил, что я не за деньгами приехал, просто хочу играть в футбол в родной команде. Он меня оставил тренироваться на месяц. А позже поступило и официальное предложение от клуба. 

– Стало ли это отправной точкой для пересмотра подходов к тренировочному процессу, нового, более осмысленного отношения к себе, к своему организму и футболу в частности?

– Конечно, когда ты собираешься завязывать с футболом и тебе выпадает второй шанс, очень многое переосмысливаешь. Отмечу особую поддержку Владимира Журавеля. В то время он был для меня как отец. Он дал возможность мне для дальнейшего роста. А ещё возродил во мне любовь к футболу. Даже нашёл на поле новую позицию. Я играл опорным  полузащитником, Владимир Иванович перевёл меня на позицию центрального защитника. Сказал, что именно на ней меня видит. А ещё сказал, что даже объяснять не будет это решение, мол, сам со временем пойму. Я даже не сопротивлялся, как это было раньше. Доверился человеку, спокойно отнёсся к этому решению. 

– Но позиция центрального защитника предполагает большую ответственность…

– Я люблю ответственность. Не отказываюсь от неё никогда. Плохо, что пришёл к этой позиции только под конец карьеры. Сейчас игра на ней мне нравится. Особенно при Биончике, поскольку я часто подключаюсь вперёд. И ему это нравится.



– Планируете ли в будущем связать жизнь с тренерской карьерой? 

– Пока не задумывался об этом. Хочется для родного клуба ещё сделать что-то хорошее, добиться какого-нибудь значимого результата. 

– Чем занимаетесь в свободное от футбола время?

– В последнее время любим играть в теннис. В команде есть пару ребят, которые любят это дело. Это активный отдых, который нам по душе. А так всё свободное время посвящено семье, детям.

– Есть ли у вас спортивный кумир?

– Как такового нет.

– Может на Евро-2020 для Вас кто-то открылся в новом свете?

– Пожалуй, итальянцы. Особенно два их центральных защитника – Бонуччи и Кьеллини. Они показали миру, что списывать возрастных футболистов нельзя. Они дали и мне надежду на то, что у меня есть ещё парочка лет (улыбается).


– Есть ли у футболиста Юденкова мечта? 

– Как я уже говорил, принести пользу клубу. 

– А у отца-мужа-мужчины Руслана Юденкова?

– Хочется третьего ребёнка. Идиллии и здоровья в семье. 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях