Как превратить увлечение всей жизни в бизнес? Рассказываем, на примере одной из гомельских частных футбольных школ | Новости Гомеля
Как превратить увлечение всей жизни в бизнес? Рассказываем, на примере одной из гомельских частных футбольных школ
Игорь  Степанцов Игорь Степанцов Автор текста
Анна Пащенко Анна Пащенко Автор фото
19:31 27 Августа 2021 Проект "Ведомости Спорт"

Как превратить увлечение всей жизни в бизнес? Рассказываем, на примере одной из гомельских частных футбольных школ

Частные футбольные школы в Гомеле – это не какое-то далёкое будущее. Это реалии современности. На сегодняшний момент в нашем областном центре таких школ уже три. Пообщались с руководителем одной из них и узнали, насколько сложно в Гомеле развивать негосударственную спортивную детскую школу. Наш собеседник – руководитель футбольной школы «Вингер» Евгений Можейко. 

Евгений Можейко

– Женя, расскажи, как появилась идея создать в Гомеле частную футбольную школу?

– В первую очередь это желание было связано с тем, что я с шести лет в футболе. До 17 лет занимался в гомельской СДЮШОР. После её окончания адекватно понимал, что профессиональным игроком мне стать не получится: не те возможности, да и особого таланта не было. Результата добивался только трудом и борьбой. Поэтому я решил немного отпустить этот вопрос. Поступил в БелГУТ, там играл за университетскую дружину. После поиграл ещё в нескольких любительских командах. Окончив университет, начал думать, чем заниматься. В 2016 году мой товарищ открыл первую в Гомеле частную футбольную школу «Юниор». Я ему позвонил, предложил себя в роли тренера. Мы с ним всё обсудили, решили попробовать. Начинал я с помощника тренера, позже стал тренером. Я понял, что у меня это получается, мне это интересно. Дальше наши мнения с руководителем в плане видения футбола и целей на будущее начали расходиться. Я принял решение отойти в сторону и открыть свою футбольную школу. Так в 2019 году в Гомеле появилась школа «Вингер».


– В какой-то момент, изучая вопрос, понял, что в России создание частной футбольной школы – весьма популярный бизнес, который продаётся, как говорится, «под ключ». «Вингер» – это франшиза или всё же сделанный своими руками продукт?

– Мы не являемся франшизой. Что такое франшиза? По сути, готовый бизнес. То есть, если я не разбираюсь в футболе, я просто покупаю готовое решение, скажем так, красиво упакованный бизнес. К слову, школа «Юниор» как раз и является международной франшизой. На данный момент самой крупной в мире. Однако ничего из того, что она предлагала, в наших условиях мы не применяли. Единственное, что мы позаимствовали оттуда, – мотивационная программа. Ведь мотивация у детей – важная составляющая занятий. 

– Кто помогал и помогает тебе в этом нелёгком деле?

– С самого начала и по сегодняшний день у меня есть единственный помощник – моя девушка Аня. Она одновременно и мой главный вдохновитель. Она мне помогает, направляет и заряжает энергией. 


Девушка Евгения Анна уже была нашей героиней. Аня - один из основателей гомельского женского футбольного движения или #ЖенФутДвижа

– Какое количество тренеров и сколько детей сейчас у вас занимается?

– На данный момент, включая меня и Аню, у нас работает десять тренеров, а занимается порядка 200 детей. С 1 сентября своими локациями мы хотим покрыть весь город, для чего откроем места для занятий в Новобелице, Волотове и на Сельмаше.


– С какими главными сложностями тебе пришлось столкнуться в работе?

– Главная проблема – это кадры. Если мы говорим про футбольную школу, грамотно подобранный тренерский состав – это 90 процентов успеха. Важно, чтобы тренеры стремились к общей цели. Чтобы не было классической ситуации, когда лебедь, рак и щука тянут воз в свою сторону и в итоге мы никуда не едем. Это совсем не значит, что у нас работает неквалифицированный персонал. У каждого тренера есть специальное спортивное образование. Дело в построении тренировочного процесса. Каждый тренер видит его по-своему. А мы хотим прийти к чёткой системе подготовки для каждого возраста детей. Поэтому мы нашли человека, который будет заниматься подготовкой наших кадров и дальнейшим повышением квалификации всех наших специалистов. 


– Учитывая, что в Гомеле есть несколько специализированных государственных футбольных школ и секций, задавался ли ты вопросом при открытии, насколько твоя платная школа будет востребована и конкурентна?

– Даже не задумывался, что я могу не набрать детей. Почему? Потому что понимал, что часть ребят, которые тренировались у меня в «Юниоре», пойдут за тренером. Им нравится мой подход к тренировкам. Что касается СДЮШОР, то здесь я понимал, что они набирают ребят с семи лет. Они попросту не хотят возиться с маленькими детьми. Мы же производим набор с трёх. Пробел в четыре года очень большой. 


– Если ребёнок приходит заниматься футболом в три года, то это явно желание родителей…

– Действительно, детей приводят родители. Это классическая ситуация, когда папа или мама сами не состоялись в спорте и через своего ребёнка пытаются реализовать свои мечты. Но здесь нужно понимать, станет ваш ребёнок хорошим футболистом или нет, зависит во многом только от него, от его окружения, круга общения. Благо намного больше родителей, которые отдают своих детей к нам для того, чтобы те в современный век технологий активно проводили время. 

Многие тренеры, работающие в СДЮШОР и футбольных секциях, часто пытаются обвинять нас в том, что мы выкачиваем деньги из народа. Мол, в три года бессмысленно заниматься футболом. Только с семи, когда у них начинается набор. На что я спокойно привожу пример Западной Европы, где детей начинают набирать в футбольные академии с трёх-четырёх лет. А теперь давайте посмотрим, какой уровень нынче у европейского футбола и какой – у нашего. 

– Что пытаетесь привить своим воспитанникам?

– Любовь к футболу, здоровому образу жизни. Самое главное – чтобы ребёнок рос здоровым. Работаем и над социализацией детей. Некоторые наши воспитанники не ходят в сад. В процессе наших тренировок они коммуницируют с другими детьми. Футбол – это инструмент. Через него мы воспитываем личность. Особенно, если говорить про возраст 3–7 лет. А это 70 процентов наших детей. Грубо говоря, нас можно назвать футбольными яслями, где воспитываются будущие спортсмены, личности, мужчины. 



– А девочки у вас занимаются?

– Конечно. Не так много, как хотелось бы, но занимаются. На данный момент их у нас шесть. Надеемся, что будет больше. Многие родители считают, что футбол – это не женский вид спорта, и очень удивляются, видя девочек на наших тренировках. 

– Руководитель футбольной школы – он 24/7 руко­водитель школы?

– Хотелось бы, чтобы это было не так, но на данный момент это 24/7. Различные вопросы приходится решать и ранним утром, и поздним вечером или даже ночью. С точки зрения ведения бизнеса это неправильно, когда ты являешься одновременно руководителем, администратором, тренером, бухгалтером, но пока только так. Переложить какую-то часть работы на других я не могу. В этом человеке я должен быть полностью уверен. Именно поэтому мы пока не спешим идти в регионы. 

– Говорят, хороший руководитель – это тот, кто отладил работу и только руководит ей.

– Видимо, я плохой руководитель (улыбается). Мне нужно вникать во всё самому. Единственный человек, которому я мог делегировать часть полномочий, – это моя девушка. Но не всё так плохо. Мы уже нашли человека, который занимается ведением нашего «Инстраграма», рекламным продвижением. Постепенно какие-то задачи перекладываю на других. 

– По окончанию СДЮШОР ребята могут попасть в дубль ФК «Гомель». Какие «плюшки» существуют по окончанию частной школы?

– На данный момент безусловное преимущество СДЮШОР ещё и в том, что они дают возможность играть детям на уровне страны. Мы не можем пока предложить такой возможности. Но работаем над этим. Мы знаем, чего хотим по итогу. Пока всё упирается в финансы. Учитывая, что основной возраст наших детей – 4–7 лет, время у нас есть. Что касается детей 7–12 лет, то это ребята, которые не были отобраны в СДЮШОР. Занимаясь у нас, некоторые из них сумели отобраться даже по старшим возрастам. Пока делаем то, что от нас зависит. 


Порядка 400 детей занимается в частных футбольных школах Гомеля.


– Гомель – довольно большой город и в принципе идея открытия частной футбольной школы выглядит здесь весьма симпатично. А как подобная бизнес-модель может жить в малых городах и регионах?

– Очень даже неплохо. Есть даже конкретный пример. Не помню, правда, из какого городка приезжала к нам команда. Но факт в том, что человек, открывший там школу, – монополист. В таких местах нет конкуренции. Часто даже на государственном уровне нет никаких спортивных секций. Поэтому все дети занимаются у частника. Как я говорил, мы задумываемся о том, чтобы идти в регионы. Правда, есть одно большое «но»: в таких местах очень сложно найти хорошего тренера. 

– Пандемия внесла какие-то коррективы в вашу работу?

– Она очень серьёзно повлияла на наш набор. В прошлом году мы не работали весь апрель. Это можно назвать вынужденным отпуском. По итогу мы потеряли 70 процентов детей. В мае на первую тренировку к нам пришло 12 детей. В прошлом году мы также провели набор с нуля. 


– Последний вопрос: частная футбольная школа – это всё-таки бизнес. Насколько это выгодно?

– Скажу так: если бы это было не выгодно, никто этим не занимался бы. Если говорить о средней заработной плате на сегодня, то, работая на заводе, столько не заработаешь. Важно понимать, что сегодня все свои свободные средства мы стараемся направлять на рекламу. Сейчас это примерно 50 процентов от прибыли. Мы хотим, чтобы нас видели, к нам приходили по рекомендациям родителей, чьи дети занимаются у нас. На сегодня мы видим, что о нас говорят, о нас в городе знают. Наверное, это самый лучший результат нашей работы. Также мы не скупимся на различную мотивацию. К примеру, на каждый день рождения своим воспитанникам дарим крутые подарки: шоколадные бутсы, пряники, магнитики, стикеры. Разыгрываем среди ребят мячи, абонементы, книги. 

В целом, не хочу лепить на себя ярлык «бизнесмен». В первую очередь мне нравится то, что я делаю. Мне нравится работать с детьми, хочется их воспитать, закладывать в них определённые навыки, мотивировать. 2 сентября будет два года со старта нашей работы, и за это время я не подсчитывал свою прибыль ни за один месяц. На условное «покушать, заплатить за квартиру, купить себе джинсы» средства есть – значит, круто. Безусловно, это бизнес и мы на этом зарабатываем. Но заработок не является основной нашей целью. Если относиться к этому как к бизнесу, уйдёт всё лучшее, что сейчас у нас есть. 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить новость в соцсетях